Поделиться:

Поезд, идущий в Прошлое

alt

В одной из недавних статей под названием “Всё старое вернётся?” я обратил внимание на интригующую закономерность.

Эра великой модернизации (в классическом понимании этого термина) закончилась. До сих пор, а точнее - до середины ХХ столетия, история развивалась в режиме отталкивания от прошлого. В этом смысле, всё новое так или иначе противопоставлялось старому. И по мере движения вперёд этого старого становилось меньше.


Но уже несколько десятилетий подряд мир существует в кардинально ином режиме. Чем дальше мы продвигаемся в будущее, тем не дальше, а ближе теперь к прошлому. Словно мы сменили направление пути и пересели в поезд, несущейся в прошлое.


Разумеется, это возвращение не следует понимать совсем уж буквально. Скорее в нём следует видеть нацеленность на примирение и согласование нового со старым, т.е. некую реинтерпретацию старого. Но основного факта это не отменяет. Старое, и, казалось бы - давно забытое, архаичное, так или иначе снова всплывает на поверхность. И не просто всплывает, а стремится стать главным, господствующим и определяющим повестку жизни человечества.


Всё новое стремится подчиниться ему.


Эту магистральную тенденцию можно назвать трендом на Возвращение.


Мы живём в эре Возвращения. И надо отдавать себе должное в том, что сила и воздействие Старого со временем может и будет только расти.


Более того.

С некоторых пор курс на Старое станет настолько мощным, что возврат к Старому станет не сопутствующей, а определяющей тенденцией в дальнейшем развитии цивилизации. На смену условному соприсутствию Нового и Старого, какое мы видим ещё теперь, придёт прямое подчинение первого последнему.


Сегодняшнее состояние кажется всё-таки промежуточным. Мы ещё существуем в мире модерна, хотя и со вкраплениями исторической архаики, которых становится больше. “Завтрашняя” ситуация перевернёт это соотношение верх дном. Сам модерн сделается частью архаики, войдёт в её состав. На повестку выдвинется безраздельная архаика в её новой, дополненной версии.


Это и будет Возвращение в буквальном смысле. Или Сброс. Выбирайте термин по вкусу.


Что интересно, данный вывод полностью согласуется с демаркацией основных стадий, касающихся изменения отношения человечества к самому ходу времени.


В сущности, таких вариантов отношения существует несколько. И правильнее всего их перечислить в хронологическом порядке:


1. Общество может стремиться к новому, сохраняя остатки старого (стадия генерации)


2. Общество может стремиться к новому ценой уничтожения старого (стадия ликвидации или революции).


3.Общество может аккумулировать все варианты содержания разных времён (стадия сохранения/аккумуляции)


4. Общество может стремиться к откату от нового во имя возврата к старому (стадия обращения)


Курс на генерацию нового (без атаки на прошлое) доминировал в мире в Новое время, примерно с 1650 по 1860 гг. Это было время выдающихся научных открытий, изобретений, определивших лицо современной цивилизации (машины, электричество, измерительные приборы, фотография, моментальные средства связи). В обществе - время небывалого социального прогресса, либеральных достижений, связанных с отменой рабства, крепостного права, введением институтов демократии и современного парламентаризма.


Эпоха после 1860-х гг. и до конца Второй Мировой войны (1945 г) маркирована курсом на ликвидацию старого, т.е. проходит под знаком движения в сторону революции. Это время, особенно вторая половина периода (1914-1945), отмечено неуклонным нарастанием разрушительных революционных процессов, уничтожающих элементы прежней традиционной среды, прежнего уклада и прежней жизни. И венчается условным “катарсисом” отрицания в виде самой страшной уничтожительной войны в истории человечества.


Собственно 1940-е годы, судя по всем параметрам происходивших тогда событий, и можно считать “пиком” интенсивности отрицания прошлого.


Испытав беспримерные ужасы в 1940-х гг, человечество не осталось прежним. Примерно с рубежного 1945 года можно говорить о фундаментальной переориентации общества с агрессивного принципа ликвидации на философию сохранения. Данная философия характеризуется кардинальным отказом от прежней революционной идеи отрицания. А в дальнейшем развитии - нацеленностью на аккумуляцию максимально разных вариантов опыта человечества. То есть - примирение и мирное сосуществование современности и старой традиции. В высшей точке - на взаимодополнение традиции и современности.


Для философии эпохи Сохранения максимально характерна концепция ненасилия, из которой логически вытекает идея всепринятия (плюрализм) и терпимости. Дружественное, уважительное отношение к старому не отменяет, впрочем, столь же дружественного отношения к новому и всем накопленным полезным достижениям и благам прогресса.


Реанимация прошлого ещё соседствует с остаточной модернизацией, и, по крайней мере- не отрицает её. Старое вновь получает право на жизнь (хотя бы и в весьма “обезвреженных” декоративных или полудекоративных формах), но явного отказа и отката от нового ещё не происходит. Таким образом, возрождение исторической традиции не подразумевает пока настоящей буквальной архаизации - прямого сброса назад.


Однако, последний становится реальность на следующем шаге, именуемом стадией Обращения (она же -стадия Сброса).


Предельное Сохранение всего имеющегося подразумевает, что модернизационное развитие состоялось и дошло до точки полноты.


Развитие, как принцип, исчерпало себя. Во всяком случае, в прежнем каноническом смысле.


Обращение подразумевает, что логика прогресса в классическом понимании была исчерпана. Отныне развитие может идти по неклассическому пути.


Двигаться можно только в прошлое - назад.


Теперь уже старое “атакует” новое. И новое отступает под натиском "старины". Старое не просто активно наступает. Не сохраняется и имеющийся уровень современности. Мир начинает буквально “откатываться” в прошлое, хотя и вторичное.


На смену условной (и во многом ещё декоративной) реставрации приходит буквальная регрессия, темпы которой постепенно нарастают.


История как будто начинает развиваться в обратном направлении, стремясь из 21 века - в начало двадцатого, из двадцатого - в девятнадцатый, из девятнадцатого - в восемнадцатый, и так далее.


Но это сползание “вниз”, в свою очередь, тоже весьма необычно и неклассично.И, пожалуй, не имеет даже близких аналогов в истории. Разве что отдалённым (да и то-мало адекватным) аналогом можно считать пресловутые “тёмные века”, когда культура высокой Античности оказалась поглощена контекстом варварской культуры раннего христианского Средневековья.


Полностью современный контекст не исчезает, ибо это противоречит универсальному принципу накопления. Просто предыдущее наслаивается на него.


Современность охватывается со всех сторон надвигающейся архаикой и поглощается ею. Новое не просто уходит куда-то или “забывается”. Новое само становится частью Старого. Говоря иначе - поглощается некоей оформившейся “завершённостью”.


Но для живущего наблюдателя это и выглядит как отступление назад относительно логики обновления и модернистского контекста. И тут стоит выделить три звена, идущие друг за другом.


Первый шаг - запрет на сменяемость (саму возможность отказаться от чего-то старого, уйти от минувшего). Второй шаг - запрет на целеполагание, т.е. на само продвижение в сторону чего-либо нового, включая и скромное дополнение к несменяемому. Третий шаг - запрет на любое изменение вообще, даже в варианте перестановки уже имеющихся элементов завершённости.

alt


Завершённость, как видно, сопряжена с запретом на обновляющее (прогрессивное) изменение при одновременном “разрешении” (и даже предписывании!) противоположной тенденции.


“Конец истории” перерастает в конечный сброс.


Таковы свойства будущей следующей парадигмы в эволюции человечества. Как видим, многие из них весьма странны и пугающи. Но они во многом объясняют логику и последовательность Возвращения.


Что тут самое прискорбное?


В основе современной идеи Сохранения лежит формула ненасилия -отказ от грубости, жестокости, сурового физического принуждения и т.п.. В основе Обращения - реанимация прежних форм насилия, хотя и на новом уровне.

Стало быть, переход в грядущую парадигму, помимо прочего, чреват для мира не только архаизацией, но и возрождением и разрешением, причём на усовершенствованной базе, того негативного содержания, которое является неотменяемым спутником настоящей жестокой архаики.

Включая классические формы насилия, закрепощения и подавления личности ( ? ? ? ).


Будут ли в таком случае реанимированы формы физического насилия и принуждения, характерные для древних доправовых обществ? Подвергнется ли коррозии (с последующей отменой) сама рамка конституционного права?
К сожалению, концепция сброса не предполагает невозможности и такого сценария. Поезд, идущий назад, вынужден проходить те же “станции”, только в обратном порядке.


Особенно настораживающей смотрится симметричная параллель между горизонтом стадии Обращения, и великой эмансипацией середины 19 столетия.


Подобно тому как социальные революции конца 1980-х-начала 1990-х гг. означали концептуальный возврат к идеям классического либерализма начала прошлого века, следующая крупная волна преобразований может означать вторичную реанимацию и реабилитацию тех отношений, которые существовали ещё ранее, до великого освобождения 1830-х-1860-х годов, ознаменовавшегося запрещением работорговли, падением рабства и отменой крепостного права.


Грядёт ли отсюда какой-то новый, пока неведомый и зловещий, к примеру - трансгуманистический (или биокибернетический) вариант личного закрепощения индивидуума? По всей видимости, угроза такого антиутопичного сценария не просто существует, но и просматривается, как одна из основных.


Конечный вывод более чем печален для светского человека, привыкшего оперировать оптимистичными ориентирами эпохи модерна. Мир будет скатываться в прошлое, освобождая многих “демонов” старины.


Но это будет мир, в котором конец истории, по сути, уже наступил.

Вы не можете оставлять комментарии