Поделиться:

" Я не существую. Часть І "

***

- Как Вас зовут?

- Не помню.

- Как Вы сюда попали?

- Меня привезли.

- Кто?

- Эти двое, что стоят за дверью.

- Кто они? Они Вам знакомы?

- Я вижу их впервые.

- Это Ваши родители.

- У меня нет родителей.

- Как же Вы тогда родились?

- Я не рождался.

- Имя Аркадий Иваницкий Вам о чём-нибудь говорит?

- Я слышу его впервые.

- Это Ваше имя.

- У меня нет имени.

- Вы понимаете где Вы находитесь?

- Да. Психиатрическая лечебница.

- Вы понимаете почему?

- Потому что я не существую…

***

Эта идея пришла к нему внезапно. Когда он в который раз забежал в свою квартиру, заперся на все замки и вдруг расплакался, как маленький ребенок. Он опять оплошал. Да сколько же можно. Каждый второй его знакомый подшучивает над ним. А он ли виноват, что просто оказался далеко не любимцем судьбы? И она каждый день подсовывает ему неприятности. Мелкие неурядицы. Но людям нужно немного, чтобы сделать с тебя посмешище. То у него штаны порвутся в самом интересном месте, когда он попытается достать закатившийся под стол карандаш, в то время, как за его спиной за ним наблюдают его сотрудники. То его машина обольет с головы до ног. И он возвращается домой. А потом опаздывает на работу. А начальник распускает хохму, что он лгун – придумал такую нелепую отговорку, а сам видать хропака дома давал. То он съест что-то не то, и все слышат, как она вылетает с лаборатории, «наш самолетик с выхлопной трубой». То перед девушкой начнет нести такой бред, что та в ужасе отходит позвонить, и не возвращается. Ерунда. С кем не бывает. Вот только с ним постоянно случается что-то подобное.

И тогда он подумал: а что если б существовала вещь, позволявшая стирать воспоминания?

Неприятные воспоминания.

Не только у себя. А вообще саму память о существовании того или иного события у всех, кто стал этому свидетель. Тогда можно было бы прийти домой. Нажать кнопку – и все забыли про то, что туалет был закрыт, а ты выпил столько колы и напрудил в итоге себе в штаны.

Вот бы была такая вещь…

Это невозможно. Он знает. Он ведь ученый-физик. Он разрабатывал многие приборы. Но это не то что граничит с фантастикой, это сама фантастика.

Это невозможно.

А что если?..

Это, наверное, первая фраза, которая движет прогресс - «а что если?».

Почему бы не попробовать. Почему бы?

Даже если сделать так, чтобы он стирал только воспоминания у себя в голове, это бы значительно облегчило ему жизнь. Другие не перестали бы над ним подшучивать, но он бы просто не помнил почему. И это его не трогало. А вдруг бы кто-то напомнил, он бы тут же стер это вечером, придя с работы.

Тут нужно хорошенько помозговать…

***

- Я не любитель экспериментировать на животных. В общем-то, я категорически против этого. Но, Кики, прости меня.

Он смотрела на своего кота, которого подобрал с улицы около года назад. Выходил его. И тот очень к нему привязался. У животных то очень хорошая память. Они помнят людей, которые их единожды приласкали. И уж точно не забудут никогда человека, давшего им тумака.

- Полгода. Кики, ты понимаешь. Полгода я сидел над этой штукой. Я должен убедиться, что она работает.

Кики урчал и терся о прибор, напоминающий наушники. В общем-то, это и были наушники, просто немного усовершенствованы и, конечно, изменены функционально.

- Он протянул обруч вокруг шеи кота. Тот продолжал ласкаться. Закрепил кое-как у ушей. Кот начал пытаться лапой скинуть прибор, но просьба хозяина и поглаживание по голове несколько успокоили животное.

- По идее, Кики, ты забудешь меня. Я этого не хочу. Но, по-другому мне не понять, работает ли мое изобретение.

- Смотри на меня. Я твой хозяин.

Кот мяукнул и потянулся к Аркадию.

Тот прокрутил колесико, раздался чуть слышный щелчок.

Кот всполошился, выпустил когти, и вырвался с объятий Аркадий. Он распушил хвост, забился в угол, готовый к сопротивлению.

- Кики – это я.

Аркадий медленно подошел к животному. Но кот ощетинился, зашипел. И больно царапнул протянутую руку.

- Кики…

***

- Ну, что ж.

Прошло пару месяцев.

- Процесс пока необратим.

Аркадий пытался сделать стирание воспоминаний возможным к восстановлению. Но у него никак это не удавалось

Кики все так же его сторонился.

Аркадий был для него чужим человеком.

Тогда парень решил, что будет записывать видео перед процедурой. Будет говорить что стирает в этот день и записывать на диски.

Для страховки он уже записал первое видео, на котором он назвал свое имя, свой адрес, профессию. Адрес родителей и их имена. Имя сестры. Что он собирается делать. Как он создал прибор. И результат его первого испытания на его домашнем любимце - Кики.

Первый диск с именем «12.03.2016» отправился в коробку, специально приготовленную для этих целей.

- Так, приступим.

Сначала нужно было сконцентрироваться на воспоминании, полностью заполнить им свой мозг, чтобы не стереть ничего лишнего. Это был неприятный аспект. Ведь нужно было проживать все самое неприятное снова и снова.

- Начнем с детского воспоминания.

Он начал прокручивать в своей голове день, когда мальчишки с его класса, когда ему было 8 лет, закрыли его в туалете. Заставили переодеться в девчачье платье, а его одежду просто выбросили. Он не мог даже с туалета выйти, но они вытолкали его насильно. Все смеялась над ним, когда он мчался через всю школу к выходу, а потом домой через полгорода. Аркадий скривился, обида до сих пор теснила его сердце. Противно было, что он даже не смог дать им отпор. Больно. Но нужно было сильнее сконцентрироваться. Вот он уже дома, скидывает ненавистное платье. Режет его ножницами. Плачет. Взахлеб. Да так, что чуть было не задохнется.

Колесико. Щелчок.

Он специально оставил на мониторе фотографию детского девичьего платья. Но зачем?

Он не помнил.

Получилось.

Он взял диск, с предварительно записанным воспоминанием. Поставил дату «27.04.2016». И бросил в коробку.

У него еще много работы…

***

Сначала все выглядело довольно безобидно. Несколько воспоминаний, не дающих ему спокойно жить. Стереть и вздохнуть спокойно. Коллеги удивлялись, что это он не реагирует на их подколы. А только он давал новые поводы для издевок, он приходил домой, надевал свои наушники и прокручивал колесико. А в коробку опускался еще один диск.

Скоро она была заполнена до отказа. Он попросил в супермаркете еще одну. Ему дали без лишних расспросов.

Скоро и она была забита дисками.

Он взял еще одну.

Вскоре вся его квартира превратилась в склад. Коробки стояли одна над одной. Сотни дисков. Сотни воспоминаний.

Но, если бы только воспоминания.

Аркадий захотела большего эффекту.

Он начал стирать дни.

Целые дни покоились теперь в его коробках.

Потом месяцы.

Потом года.

Затем он захотел стереть все свое прошлое.

Он захотел начать сначала.

Жить заново.

Кики, снова полюбивший своего хозяина, терся у него на руках. Словно пытался остановить его от этого решения.

- Прости, Кики, так надо.

Он в последний раз прокрутил колесико.

Щелчок…

***

- Что с ним доктор?

- Боюсь, что Вашего сына не вернуть.

- Как же так? Как такое могло произойти? Он совсем никого не узнает. Он себя не знает. Когда он перестал отвечать на звонки, мы с отцом приехали к нему, он посмотрел на нас точно видел впервые. Ничего ужасней в жизни не испытывала.

Женщина расплакалась. Мужчина, стоявший рядом и обнимавший ее за плечи, протянул ей очередной носовой платок.

- Успокойся, Марина, все будет хорошо. – И с надежной посмотрел на доктора.

Но тот, пока Марина не видела, отрицательно покачал головой.

- Понимаете, странная вещь, он не помнит себя, никого из знакомых, вас – родителей, сестру, свою работу, но он все понимает. Он знает, как устроен мир, люди, имеет глубочайшие знания в области физики и биологии. Он запросто может объяснить любое физико-химическое явление, но он абсолютно ничего не понимает в том, что касается его самого. И его существования. Словно он только сегодня родился. Но родился со знаниями, накопленными годами. По сути – он не существует как человек, он машина. Он не имеет воспоминаний, он словно никогда не жил. Только знания о самой жизни. Он не понимает, он не осознает, что он есть на самом деле. Ведь он не знает, рождался ли он когда-либо. И что было до этого дня.

- Это возможно вылечить?

Женщина на минутку перестала плакать

- Мы впервые с таким сталкиваемся.

Снова раздались всхлипы.

- Мы попытаемся сделать все возможное. Но вы должны дать нам полные права на все действия и использования всех методов лечения по нашему усмотрению.

Мужчина и женщина посмотрели друг на друга. Они не произнесли ни слова. Но оба дали согласие до того, как доктор это попросил. У них просто не было выбора.

- Пройдите со мной. Вам нужно будет подписать некоторые бумаги…

***

- Они не работают, зачем тебе они нужны?

Лиля сидела рядом с братом и крутила в руках наушники.

- Тогда выбрось.

Но Лиля продолжала дальше вертеть наушники в руках.

- Аркадий.

Тишина.

- Аркадий!

Ничего.

- Аркадий. Ты меня не слышишь?

- Прости, никак не привыкну, что это мое имя.

- Ты правда совсем меня не помнишь?

- Нет.

- И маму с папой?

- Нет.

Лиля замолчала, и задала вопрос, который, как ей казалось, решит сейчас все.

- А ты хотел бы вспомнить?

- Нет.

Что-то рухнуло в ней в этот миг.

- Почему?

- А зачем мне это?

- Мы же семья. Нас столько связывает.

- Но раз я ничего не помню, выходи – мы уже и не семья. Мы чужие.

- Да. Теперь мы чужие.

Лиля поднялась, чтобы выйти с палаты. Еще чуть-чуть и она расплачется.

- Кики за тобой скучает, я забрала его к себе.

Аркадий не проронил ни слова и продолжал смотреть в окно.

Лиля вздохнула и направилась к выходу. У дверей она остановилась. Посмотрев на наушники, которые так и держала в руке, девушка на секунду задумалась.

- Все равно не работают. – и наушники полетели в урну…

***

Лиля по привычке пыталась открыть дверь своими ключами. Наконец поняв, что она у квартиры Аркадия, девушка дослала другой ключ. Дверь поддалась.

Она робко зашла. Лиля чувствовала себя непрошеной гостьей. Словно она и вправду зашла в чужую квартиру, а не квартиру родного брата.

Он сразу обратила внимание на коробки, заполнявшие все комнаты, еще когда забирала Кики. Но тогда у нее не было времени разглядывать что там.

Но ей было неспокойно. Он что – хотел уехать?

Он открыла первую попавшуюся.

Диски.

Странно.

На всех написаны цифры.

Это что – даты?

Она подошла к компьютеру. Включая его, она надеялась, что он не запаролен. Ведь возвращаться домой за ноутбуком ей очень не хотелось.

Но нет. Тут Аркадий все тот же открытий и доверчивый парень, которого она помнила.

Она вставила диск.

Видео.

Аркадий.

«Это воспоминание о январе 2000 года. Соседская шпана подстерегла меня и гнала домой, бросая мне вслед петарды и смеялась, смотря, как я кричал от испугу, когда они взрывались мало не у меня под ногами. Они преследовали меня до самого подъезда. Я еще долго боялся выходить на улицу…»

На этом видео кончалось.

Лиля открыла другой.

Еще одно видео. Еще одно воспоминание.

Еще один диск.

Еще один.

Еще один.

Она раскрывала коробки одну за другой.

Она уже поняла, что ищет.

Ей нужен был один единственный диск.

Она перебрала все и, наконец, нашла то, что искала.

Самая ранняя дата.

Это должно все объяснить

Должно.

Иначе она просто не знает, что делать дальше.

Дисковод зажевал диск. Лиля в трепетном ожидании нажала «воспроизвести».

«Меня зовут Аркадий Иваницкий. Я изобрел прибор, стирающий воспоминания...»

***

Лиля наблюдала за реакцией Аркадия.

Они посмотрели уже больше половины дисков.

Существенных изменений в поведении брата не было.

Он запоминал увиденные события, но он не мог вспомнить, что они происходили с ним. Поэтому особых эмоций он не испытывал.

Девушка приходила к нему и они вместе смотрели воспоминание за воспоминанием.

Она плакала.

Она не знала, сколько всего было его жизни.

Выходит, он постоянно мучился воспоминаниями. Плохими воспоминаниями.

А она их ему возвращала.

Хороших он не записал.

Как жаль.

Хороших он не записал…

***

Лиля вынула последний диск.

- Это все?

-Да.

Аркадий отвернулся и по обычаю начал смотреть в окно.

- Тебе все равно?

- Да.

Лиля больше не могла сдерживать своего отчаяния. Она плакала. А он равнодушно смотрел в окно.

Она поднялась.

- Я больше не вернусь.

- Я не просил тебя приходить.

- Ты не мой брат.

- Я тебе это говорил с самого начала.

-- Мой брат умер тогда.

Она показала диск «13.12.2016».

- Мой брат умер в тот день.

Он безразлично посмотрел на нее.

Она развернулась, готовая уйти в последний раз.

- Куда ты?

- У меня умер брат. А могилы у него нет. Похороны в субботу. Можешь не приходить…

Продолжение следует…

26.03.2017

182410

alt

Вы не можете оставлять комментарии
Вряд ли именно воспоминания делают человека человеком и личностью. Если негативные события и допущенные ошибки ничему не учат, значит в сознании человека заложен некий негативный (для существующих условий) фактор, препятствующий способности анализировать, прогнозировать, упреждать и сопротивляться. Природа ищет оптимальные варианты на основе самой широкой гаммы. Любопытно, какую мораль подведешь ты.
Мне не менее любопытно)
Ведь идея рассказа возникла у меня вчера совершенно внезапно. Но я, кажется, уже знаю, какой финал хочу написать.
Вот на лицо вся слабость человека. Ему больно и неприятно, но он не хочет ничего изменить, подвергая себя новой порцией боли.
Аркадий слаб. Ему было проще стереть все, чем что-то изменить. Посмотреть в лицо своим страхам. Но я надеюсь, он найдет в себе силы сделать это.
А я бы тоже себе пару воспоминаний подчистила. Ведь некоторые неприятные события так и всплывают в памяти время от времени, чем очень усложняют мне жизнь.
Наверное, я тоже еще очень слабая. Но, я борюсь:)
И я такая же.
Но как ни крути, все неприятности-это наш опыт.
Да , люди иногда хотят забыть все плохое, свои неправильные поступки. Но веть когда мы их забудем то сможем повторить их снова , и будет ещё больнее.Суть в том что неправильный поступок это урок который бывает в жизни каждого человека
Да, конечно, это уроки. Бесценные. Дело тут в восприятии: или сделать правильные выводы и спокойно жить дальше, или потом всю жизнь сожалеть и мучится о содеянном. И первое гораздо труднее.