Поделиться:

Эксперимент

1 фото

Виталий отложил книгу и потянулся. Денек выдался замечательным: с утра вышло солнце и часам к десяти прогрело осенний воздух до 12 градусов, - самая подходящая погода для работы в саду. Тучи набежали лишь к вечеру, когда уже начало темнеть, и все задуманное было выполнено. Дождь этой осенью был редок и не успел надоесть, а таких ливней, какой разразился сегодня, пожалуй, с весны не было. В такую погоду хорошо пить горячий чай и читать умные книги Михаила Веллера, например, «Все о жизни» или «Человек в системе».
- Пожалуй, пора ложиться спать, - сказал сам себе Виталий. Эта привычка облекать некоторые мысли в слова выработалась совсем не понятно почему: ему никогда не приходилось оставаться подолгу одному, просто нравилось закреплять таким образом мысль, подводить итог каким-то размышлениям. Он встал, взглянул на часы, показывавшие 22-40, и пошел к раковине сполоснуть блюдце из-под печенья.
Собака, спавшая на крыльце между дверью и окном, потянулась, глухо что-то проворчала и зевнула… И тут же раздался ужасный визг… Он был таким громким и близким, исполненным неподдельного ужаса и отчаяния, что Виталий чуть не выпустил блюдце из рук. То есть выпустил, но не обратил на это внимания, и кинулся к двери.
В трех шагах от крыльца в свете, падавшем из дверного проема, он увидел стоящую под проливным дождем невысокую, худенькую девушку немногим более 20 лет, с прилипшими к лицу мокрыми волосами, в насквозь промокших куртке и джинсах, дрожавшую мелкой дрожью и глядевшую на него со страхом и надеждой.
- Она не кусается, заходите на крыльцо!
- Она рычала!
- Нет, просто зевнула. Она не лает на людей и не рычит. Заходите, не стойте под дождем!
«Не местная, - подумал Виталий, - здешние мою собаку знают».
Девушка осторожно двинулась к крыльцу, переводя взгляд то на Виталия, то на собаку, и когда та потянулась к ней, едва не отпрыгнула обратно под дождь.
- Она думает, что Вы ей что-то вкусное принесли, - соседи балуют её иногда. Проходите, не бойтесь.
- Извините за беспокойство! Я к друзьям приехала, но у меня телефон разрядился, не могу им позвонить, а в темноте не могу их участок найти. А свет только у Вас в окне горит.
- Сейчас возьму зонт и фонарь, повожу Вас. Какой у них участок?
- Я не знаю. Я была у них в прошлом году, они рядом с лесом живут, я думала, что узнаю место, но в темноте ничего не понятно, света нигде нет… Я уже больше часа тут плутаю…
- Разувайтесь, вот сланцы, проходите в комнату. Сейчас согреетесь, подзарядим Ваш телефон и созвонимся с друзьями.
- Я зарядку дома оставила, - сказала девушка, снимая куртку, с которой на пол прихожей тут же натекла изрядная лужа.
- Может, моя подойдет?
- Хорошо бы… Хотя вряд ли… Там разъем не стандартный.
Зарядка не подошла.
- А номер телефона помните? Можно с моего позвонить.
- Кто же сейчас телефоны помнит, - всё в памяти этой железяки.
- Хотите, я вызову такси? Или сам отвезу Вас. Вы где живете?
- Да я … Я думала у друзей пока остановиться… В общем, мне сейчас некуда пойти…
«Интересно девки пляшут! Этого мне еще только не хватало. Не бомжиха, конечно, но девочка, похоже, проблемная. Блин, ну не выставлять же ее под дождь…»
По телу девушки продолжала периодически пробегать дрожь, она стояла зябко охватив свои плечи руками, а с джинсов стекала и собиралась в небольшую лужицу вода.
- М-да… Я Виталий.
- Очень приятно, я Наташа.
- И мне очень приятно… Вот, что, Наташа. Вы виски пьете? В общем, надо бы Вам пару глотков выпить, чтобы не заболеть. Сейчас я подберу чистую сухую одежду, проходите в ванную и переоденьтесь. Может, горячий душ примете? Сейчас полотенце…
Говоря все это, Виталий достал виски, плеснул изрядную дозу в бокал, достал хлеб, колбасу, сделал бутерброд, положил его на блюдце и сделал приглашающий жест рукой.
- Давайте, давайте, Наташа, не стесняйтесь, надо!
Наташа взяла бокал, а Виталий подошел к полке с вещами, достал полотенце, джинсы, футболку и свитер, немного замялся, но потом, чертыхнувшись про себя от смущения, прибавил к ним свои запасные трусы и носки.
- Вы в порядке? Проходите в ванную, вот тут задвижка, примите душ и переоденьтесь. Мокрую одежду сложите в этот таз, а я пока печку затоплю, потом развесим, и к утру все высохнет.
Когда в ванной щелкнула закрывающаяся задвижка и раздался шум воды, Виталий стал обдумывать очередные действия. «Так, затопить печку, девушку накормить, напоить и самому клофелина не получить. Брать у меня нечего, все деньги на карточке, наличности меньше тысячи, но она этого не знает и может рассчитывать на большее… А на что можно рассчитывать на даче? Впрочем, дачники тоже разные бывают. Но будь она аферисткой, то могла бы выбрать и коттедж какой-нибудь, а не мой маленький, простой домик. Там у леса, где она должна была бродить, есть приличные коттеджи и люди там должны бы быть. Свет только у меня горел? Странно это все, не могли все так рано улечься спать!»
Сам собой вспомнился слышанный как-то рассказ о том, как люди впустили поздним вечером в дом заблудившуюся маленькую девочку, напоили, накормили, спать уложили, а потом всю ночь просидели в обнимку с топорами, не смыкая глаз, т.к. в тех местах ходила байка о таких «заблудившихся» девочках, которые ночью отпирают дверь цыганам, чтобы те ограбили дом и поубивали хозяев.
Виталий подумал о топоре, стоявшем в прихожей за ящиком с инструментами. «Ага, выходит такая Наташа из ванной, а я тут с топором сижу. Тут порядочная девушка и окочурится, решив, что попалась в лапы к маньяку…»
Несмотря на все мрачные мысли, одолевавшие Виталия, работа спорилась: печка начала прогреваться, чайник шипел и демонстрировал готовность скоро порадовать крепкой заваркой, на столе появились нарезанные помидоры с огурцами, хлеб, колбаса, чайные чашки, мед, варенье, печенье. Бокалы и виски Виталий убирать не стал, но подвинул на дальний край стола, чтобы девушка не подумала, что ее хотят напоить, но и чтобы все было под рукой, если в лечебно-профилактических целях будет решено пропустить по глотку-другому. Ну, так, под разговор. Болтать-то, наверное, всю ночь придется, - спать ее укладывать негде, кровать у него одна. Можно, конечно, за раскладушкой слазать…
«Блин, постель застилать… Ну, если решит спать, то, надеюсь, с этим она мне поможет…»
- Пожалуй, все же под 25 или чуть за 25. В общем, на пару лет младше меня. Ровесница, в общем, - пробормотал вслух Виталий, разглядевший во время разговора Наташу.
«Интересно, в футболке выйдет или в свитере? Если в свитере, то надо будет в печку еще пару полешек закинуть для жара, чтобы свитер сняла или рукава закатала, да на вены поглядеть. Впрочем, куда только эти наркоманы ни колются, всю ее все рано не осмотришь. Да и как они выглядят эти наркоманские уколы? О, боги, что за времена такие: приходит к тебе ночью симпатичная девушка, а ты каких только гадостей про нее ни напридумываешь…»
Шум воды стих, задвижка щелкнула и из ванной вышла Наташа, одетая в его джинсы, футболку и с тюрбаном из полотенца на голове.
«Ну, может, и не наркоманка. Симпатичная. Грудь, пожалуй, маловата, а бёдра великоваты, но в целом…»

(Продолжение следует...)

Вы не можете оставлять комментарии