Поделиться:

Читая Анастасию Тихонову

1 фото

Кем бы ни была та группа товарищей, которая пугает нас, объединившись под именем Анастасии Тихоновой, но они заставили меня вспомнить о случае из моей очень ранней юности, произошедшем более дюжины лет тому назад.

Нам с другом было, наверное, лет по 11-12.
В августе, когда лето уже на излёте, дни становятся всё короче и сумерки падают на землю очень быстро. Как-то под вечер, переделав все дела, то есть накатавшись на велосипедах, накупавшись в озере, наигравшись в бадминтон и настрелявшись из лука, мы решили сходить на железнодорожную станцию, где, по местным поверьям, находился колодец с самой холодной и вкусной водой. До станции было всего километра 3 и прошагали мы их за каких-то 25 минут, так что солнце лишь коснулось верхушек деревьев. Водица в колодце, действительно, была хороша. И тут мы увидели подходящую к станции электричку.
- Прокатимся до следующей?
- Ага.
Сказано - сделано. Мы влетели в тамбур, двери закрылись и колёса застучали по рельсам. Халявный аттракцион "Настоящий поезд" длился около 10 минут. Выйдя на следующей станции, мы пошарили по карманам, посчитали мелочь, купили себе по мороженому и уселись на лавочке в ожидании электрички обратного направления. Минут через 10, когда мороженое было съедено, а электричка так и не появилась, мы начали вертеть головами по сторонам и осознали, что находимся одни на перроне. Ни один человек больше не ожидал электрички. День, конечно, был будний, но хоть кто-то должен был ехать в нашем направлении. Нет. Никого.
Тётечка в кассе пояснила, что из-за каких-то технических причин уже неделю в это время действует перерыв в движении и наша обратная электричка будет в 23-45.
- Прибьют.
- Как пить дать, - прибьют и купаться запретят.

Шанс попасть домой хотя бы к 11 вечера был только один: пешкодралить, временами переходя на рысь, вдоль железной дороги до своей станции, а там ещё 3 км, - и заслуженный подзатыльник за опоздание на ужин. Лес, через который проходила железная дорога, нас не пугал, так как был не раз исхожен при сборе грибов. Про волков в нём никто не слыхал, а встреча с кабанами представлялась маловероятной. Перемножив среднюю скорость электрички на 1/6 часа и прибавив цифру 3, мы решили, что 2 юных индейца преодолеют десяток километров не более, чем за пару часов. Приободренные расчетами мы отправились в путь. Солнце скрылось за деревьями, сумерки сгустились и для придания бодрости мы начали петь песни. Быстро выяснилось, что ни одной песни мы до конца не знаем, а 1-2 куплета, даже повторённые 3 раза, быстро заканчиваются. Репертуар наш тоже был крайне беден, что приводило к затяжным паузам, во время которых мы лихорадочно пытались поднять из глубин памяти сколь-нибудь уместные для обстоятельств песни. В одну из таких пауз, когда в окружающей тишине и темени было слышно лишь наше сопенье, мы увидели его. Он стоял чуть в стороне от тропинки, проходящей вдоль железной дороги, в надвинутой на глаза кепке и молча смотрел в нашу сторону. Мы, не сговариваясь, притормозили. Что мы тут делаем в такое время было ясно, а что делать в такое время посреди леса взрослому мужику в кепке было очень даже неясно. Можно было, конечно, сигануть с насыпи в лес, но кто сказал, что именно этого от нас и не ждут? А ну как он тут не один, а с ещё парой маньяков в кустах?

И потом, дух самураев не позволял потерять лицо. Вдруг это просто добропорядочный гражданин, мирно размышляющий посреди леса о превратностях жизни, ожидающий полуночи для прояснения какой-то своей философской концепции. А мы тут своими прыжками и воплями нарушим плавное течение его мыслей. Мы медленно двинулись дальше, как бы невзначай сойдя с тропинки и взобравшись на железнодорожные шпалы.
- Здравствуйте...
Он не ответил. Сука, даже если бы он крикнул, то не смог бы напугать нас больше, чем этим молчанием. Мы снова притормозили...
Ну, это он зря так. Наши перочинные ножи с коротким, но заточенным до бритвенной остроты лезвием, готовым поспорить в этом с лучшими катанами японских мастеров, были зажаты в левом кулаке еще в самом начале инцидента (правая рука нужна на случай благоприятного разрешения конфликта для рукопожатия).

Мы были готовы… Что? «Дорого отдать свою жизнь»? Ну, что за дешевые штампы. Кто в таком возрасте всерьёз верит, что может умереть? Ну, получить ранение, перелом, ну, истечь кровью до потери сознания, но уж никак не умереть.
Нет. Мы были готовы ЗАБРАТЬ жизнь подонка, преградившего путь истинным арийцам. Пусть он выше нас. Тем проще будет довести до его сознания практический смысл слов «серпом по …». Выброс адреналина отозвался ознобом в спине и трансформировал наш страх в холодную ярость, безрассудную решимость. Впрочем, действие адреналина имело и другие побочные эффекты. Слух и зрение обострились, и расширенными до предела зрачками мы, наконец, увидели, что перед нами не человек, а километровый столб с нахлобученной кем-то на вершину консервной банкой, придававшей ему в темноте и при определенном ракурсе вид лихого гопника с надвинутой на глаза кепкой.
Дальнейший путь мы продолжили молча, резвой рысью сжигая неизраходованный адреналин.

Да, кстати, вы до сих пор всерьёз считаете, что возраст привлечения к уголовной ответственности не надо понизить до 12 лет?

Вы не можете оставлять комментарии
Класс!!! Смеялась от души! ))))))))))))))))) Здорово написано
Ой, кто-то всерьез мною заинтересовался! Благодарю за комментарий. Самое смешное то, что в момент опубликования поста никто особо не заинтересовался текстом.