Поделиться:

Что придет на смену "Теории Абсолютности"?

Больше ста лет прошло с того дня, когда человечество признало «парадигму относительности» краеугольным мировоззренческим основанием научной онтологии. Уже в следующем, 2015 году «Специальной теории относительности» Эйнштейна исполнится 110 лет. Период весьма солидный и внушительный для жизни любой научной теории Нового Времени. Для сравнения, почти такой же срок отделяет ее создание от века Екатерины Второй и Великой Французской революции.

Сколь важную роль релятивизм сыграл в современном мировоззрении и прогрессе представлений об Универсуме, можно судить уже по тому закономерному факту, что у «парадигмы относительности» может быть только один превосходящий ее по величественности и могуществу соперник – а именно «парадигма абсолютности». Уже сегодня можно быть почти уверенными в том, что именно ей-то и суждено стать главным знамением двадцать первого века, с которым связана последняя, и, судя по всему, самая великая парадигмальная революция в истории человечества. Она же – самая драматическая в плане выводимых ею результатов, затрагивающих, по-видимому, все сферы жизнедеятельности общества.

Есть известное утверждение, что в любой последовательности «последнее» звено всегда обладает особым, необычным смыслом. Заключительное в чем-то подобно первому, только если смотреть наоборот. Ведь конец – антипод начала. С другой стороны, заключительное и смыкается с первым по принципу схождения противоположностей.
И если относительность является условным «отрицанием» предыдущей константности, то Абсолютность, будучи аналогичным «отрицанием» Относительности, в свою очередь, примиряет константное и относительное в точке наивысшего соприкосновения.

Подобно тому, как элементарнее точки в геометрии нет ничего, так в реальности нет и нельзя отыскать ничего такого, что могло бы конкурировать с категорией Абсолютности.
Как математическая «единица» , Абсолютное самодостаточно и при этом вмещает в себя все. Для сравнения, любое количественное значение можно выразить через использование «языка» математических «единиц».

Между тем, пресловутая «смена парадигм» обуславливается тем, что каждая из сменяемых и отбрасываемых теорий обладает коварным свойством релятивизма, делающим ее недостаточно полноценной, лишь отчасти верной.
В этой связи, грядущая ситуация принципиально и разительно отличается от предшествующих.

Парадигма Абсолютности –последняя из мировоззренческих парадигм, к которой может придти человечество. Венчая собой многовековой восходящий путь познания Разума, она обладает тотальным исчерпывающим значением полноценной модели, т.е. исчерпывает совокупность всех возможных человеческих представлений о фундаментальных законах и устройстве Вселенной. И она является первой моделью, которая имеет право называться действительно полноценной, т.е. самодостаточной, отмеченной свойством замкнутости.
После «теории Абсолютности» не может быть уже никакой новой парадигмы, которая еще более расширяла бы наши представления о бытии, снимая барьеры относительности, открывала бы перед Разумом какую-то еще картину мира, так же как выше границы земной атмосферы не может быть воздуха. Это –последняя грань теоретического осмысления мира, финальный этап когнитивной истории в традиционном понимании данного словосочетания. Грядущая «теория Абсолютности» - высший и абсолютный угол зрения на сущность всего, что есть и может быть. Ее можно сравнить с зенитом теоретического осознания Вселенной, с математически ясным взглядом на природу вещей, не затуманенным фильтрами несовершенных относительных категорий, через которые человечество созерцало мир до этого.

ОТМЕНА ПАРАДИГМ.


Если нечто закончилось, его уже не имеется – по крайней мере, так гласит тривиальная формальная логика. В этой связи, то необыкновенное когнитивное состояние, которое должно наступить вслед за финальной парадигмой, скорее правильнее ассоциировать с уходом в зону сверхпарадигмальности, или транс-парадигмальности, значит – с отказом от парадигмального способа интерпретации мира, как такового. Вместо момента «смены парадигмы» наступает момент полной «отмены парадигм».

Транспарадигмальность – это такой уровень постижения реальности, который не означает укладывания, обобщения, структурации и централизации многочисленных фактов, явлений и закономерностей в конструкции теоретических систем и законов, а подразумевает их рассмотрение неким иным неклассическим способом. Таким образом, имеет место перешагивание, как минимум, всех общеустановленных научных канонов, как максимум- нечто намного бОльшее и колоссальное, трудно выразимое в обыкновенных общеупотребимых понятиях, которыми привык оперировать человек. Так, на место былой систематизации, может придти, например, господство феноменологического подхода, на место обобщения – партикуляризация и «анализ уникальностей». В конце концов, познание бытия может восходить не только от частного к самому общему, но и от самого общего к частному, к раскрытию сокровенной «тайны» оригинального.
Альтернативой одномерному (однозначаному) определению может стать двухмерное и многомерное, т.е. одновременное видение предмета во многих плоскостях и со многих точек зрения. Преодоление однозначности является одним из аспектов универсальности, которая отвергается детерминизмом. При многомерном видении деление на главное и второстепенное уже не действует.

Все это, впрочем, не означает, что на «теории Абсолютности» интеллектуальный прогресс (в широком смысле этого слова) должен, наконец, закончится и вовсе остановиться, потому что двигаться дальше некуда, «не за чем». Напротив. Постижение данной теории, как восприятие самой общей генеральной истины, скорее подготавливает переход в качественно новое состояние самого субъекта познания, закладывает необходимые параметры, предпосылки великой трансформации и преображения носителя Разума. Вероятно, данный «скачок» к тотальной высоте знания должен предварять собой столь же безмерный, неистовый по масштабу (а по-сути, еще более грандиозный) органический «скачок» разумного существа по линии природной эволюции. Ибо, из опыта известно, что за всякой теорией так или иначе следует практика.

Стало быть, за освоением «теорией Абсолютности» наступает торжественный момент «практики Абсолютности»? Нам трудно придти к иному выводу. Он кажется чрезвычайно логичным со всех точек зрения, несмотря на экстравагантное, и, быть может, шокирующее звучание.

Но что такое, хотелось бы тогда понять, предвидимая «практика Абсолютности»? Трансгуманистическая перспектива, выход ЗА человеческие и ЗА биологические рубежи? Способ менять мир и себя без границ и условий? Обретение абсолютной свободы, приходящей на смену необходимости? Бесконечное материальное могущество, базирующееся на освоенном Первопринципе, приложение его ко всему, что есть? Приобщение к бесконечному на фактическом уровне, возможность буквального слияния, отождествления с бесконечным ? Собственно, сингулярность? Наверное, каждое из этих определений отражает один из аспектов истины.

СВЕРХПОЗНАНИЕ И ЕГО ПАРАМЕТРЫ.


Одно кажется несомненным. Чтобы понять описываемое состояние, от всего привычного и знакомого придется тщательно абстрагироваться. Речь тут идет о новом удивительном способе взаимодействия с мирозданием. Даже не о познании (это понятие слишком узко и мало для того чтобы описать свойства рассматриваемой стадии) , а о том способе, который уже не укладывается в категорию «познание», находится за его верхними пределами. Однако, что может быть «после» познания, «после» мышления, после логического процесса?
На ум приходит серия разных впечатляющих соображений, но одно из них кажется наиболее адекватным поставленному вопросу. Ответ: действие. Но это все-таки только часть ответа, самая простая, обыденная часть. Вторая звучит уже, пожалуй, странно и непривычно. Действие, которое совмещает функцию познания и мышления, приравнивает когнитивное и практическое начало, сливает воедино субъективную и объективную динамику. В том числе, оно может совмещать логический и физический (а также механический) процессы, сводя их в структурно-единый творческий суперпроцесс. Скорее всего, такими и являются параметры того действия, которое мы должны называть абсолютным.

Все хорошо известные нам процессы разумного уровня отмечены жесткой печатью дуализма. Это касается и самого мыслительного аппарата homo sapiens, и всей структуры и организации его деятельности. С одной стороны, формальная логика дуалистична и дробит явления бытия на цепочку «причин» и «следствий». С другой же стороны, деятельность человеческого существа делится на внутреннюю, невидимую со стороны – мышление, и внешнюю, видимую, наблюдаемую – поведение.

Субъект Абсолютного действия не мыслит и действует параллельно, как обычный смертный человек (homo sapiens). Образно говоря, он мыследействует, совершая одновременно обе операции, которые, в сущности, являются одной большой операцией взаимодействия с окружающей средой. Акт мышления такого субъекта равносилен акту творчества и созидания новых обстоятельств во внешнем мире. Таким образом, внутреннее не отделено от внешнего: и то, и другое участвует в абсолютном процессе, который охватывает все. Нет разделения на внутреннюю (собственную) и внешнюю активность, ибо имеет место единая всеобщая тотальная активность, исключающая такое разделение.


При этом мыследействие не обязательно должно отвергать присутствие и участие самой мысли, в собственном смысле слова, как и участие простого действия. Мыследейственный уровень может надстраиваться над мыслительным (разумным), подобно тому, как в здании третий этаж надстраивается над вторым, а четвертый –над третьим и т.д.
Мало того, обычное действие может рассматриваться как частное проявление мыследейственного процесса, который становится хорошо видным лишь на том уровне, на котором он и совершается. Это смелое предположение отсылает нас к тем сверхсложным метафизическим и диалектическим проекциям, которые позволяют узреть взаимную переходность относительного и абсолютного начал в мироздании, а точнее – растворение относительного компонента в абсолютном Первопринципе.

Вы не можете оставлять комментарии