Поделиться:

Прогрессия относительности. Что дальше?

Современное мировосприятие часто называют релятивным. И это неслучайно. Интеллектуальный и культурный эффект, произведенный более 100 лет Теорией Относительности Эйнштейна оказался куда более глубоким и далеко идущим, нежели высказанные положения самой указанной теории. Одним из первых масштаб свершившегося парадигмального переворота пробовал со своих проанализировать немецкий философ Освальд Шпенглер в своей знаменитой работе «Закат Европы», вышедшей в свет на исходе Первой Мировой войны. Он справедливо указал на то, что центральные постулаты релятивизма подрывают главные точки опоры когнитивной определенности и в конечном итоге последовательно ведут к деградации, разрушению, распадению всех представлений об устройстве окружающей нас действительности, сложившихся за несколько веков в контексте научной парадигмы познания.


С суждением Шпенглера можно соглашаться, можно не соглашаться, или же соглашаться не до конца.
Однако, бесспорным остается тот факт, что введение в науку относительной категории, вкупе с введением в нее принципа квантования (обе революции произошли почти одновременно), существенно усложнило физическую картину мира, лишив ее той соблазнительной, красивой стройности и завершенности, которая бытовала в ней на рубеже 19-20 вв.


И если б дело ограничивалось и заканчивалось теми революционными нововведениями, которые привнес Эйнштейн в интерпретацию объективной взаимосвязанности физических инстанций бытия, то угрозу, на которой акцентировал внимание Шпенглер еще около 100 лет тому назад, можно было бы считать не очень уж существенной и тотальной.


Но в том то и состоит дело, что произведенное гениальное открытие оказалось открытием «крышки» от «ящика Пандоры». По мере накопления все новых эмпирических фактов и роста теоретического материала, «зона относительности», подобно раздвигающейся пропасти, неуклонно расширяется, поглощая в себя все новые закономерности.


Причем, уже сейчас в этом расширении можно выделить два основных направления. Первое назовем условно нисходящим, второе- условно восходящим.

С одной стороны, релятивизм стремится найти окончательную завершенность, оформление в до-физических категориях, в частности, в математических и геометрических. В самом деле, какое звучание релятивизма может быть более законченным, всеобъемлющим, самодостаточным, чем то, которое включает заявление об относительности самих чисел – абстрактных математических знаков, при помощи которых мы осуществляем измерение и сравнение? С другой стороны, релятивизм пространственно-временного континуума, имеет закономерное восходящее продолжение в релятивизме вещества, материи. От уровня физики он восходит к уровню химии, от химии- к органике, от органики- к сверхорганике и т.д.

"ЯЩИК ПАНДОРЫ" ИЛИ ПРОБЛЕМА ПРЕДЕЛОВ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ


На опытах с некоторыми субатомными частицами было установлено, что в зависимости от разницы в физических условиях, одни и те же элементарные частицы представляются как совершенно разные частицы. Сегодня это не просто гипотеза, а эмпирически доказанный факт, получивший соответствующую оценку в рамках квантовой теории. Изменение условий ведет к тому, что для наблюдателя частица как бы «превращается» в другую частицу, тогда как на самом деле речь идет всего-лишь о смещении угла зрения на одно и то же.


Но если продлить эту логику дальше, то нужно придти к выводу, что относительностью обладают не только субатомные частицы, но и сами атомы вещества. Ведь они состоят из тех же элементарных частиц, содержание и комбинация которых задает свойства генеральной системе - атому. В свою очередь, если мы доходим до констатации относительности базовой «ячейки» вещества – атома, то почему бы не продлить нашу экстраполяцию еще далее- например, до молекулы. Ведь любая молекула (будь то молекула воды H2O, или сверхсложная белковая или нуклеиновая) складывается из атомов, вступивших в связи друг с другом.
И стоит ли вообще останавливаться на неорганическом уровне? Признав относительность вещества как такового, остается сделать лишь один шаг до признания релятивности живого вещества, а следовательно – и жизненных процессов, принимающих участие в его организации. Как известно, белковые молекулы и ДНК – это огромные молекулы, состоящие из атомов, которые, опять-таки состоят из мириад элементарных частиц. Стало быть, витальная деятельность организмов тоже относительна? Выходит, что если наш изначальный посыл верен, а логика не ущербна и последовательна, то это должно быть так. Однако, и собственно животный, органический уровень не является последним, конечным «этажом» эволюции. На его фундаменте строятся сложнейшие «тонкие» психические процессы и явления, протекающие в сознании мыслящего существа, именно - человека.

alt
Из всего выше сказанного становится видно, что последовательная экстраполяция закономерностей релятивизма объективной природы, открытых людьми в начале ХХ столетия, на новые и новые участки бытия, грозит приходом к пониманию абсолютной относительности всего, что существует в мироздании ( да и его самого ), причем не в абстрактном философском, а в буквальном- объективном контексте этой категории.
Впрочем, в тот момент, когда мы приходим к утверждению об относительности чисел и измерения, мы фактически постулируем относительность самой относительности.
Однако, относительность, сделавшая заявку на абсолютные права, по-сути, начинает отвергать самою себя, доходит до стадии самоотрицания, а в действительности – подвигает к соприкосновению с другим еще более широким, величественным и глобальным принципом, который открывается за ней. Этим всеобъемлющим, общим принципом является категория Абсолютного Единства или единой (монистической) Первоосновы бытия.


Очевидно придти к выводу, что Относительность всего вытекает из Абсолютной Первоосновы, которая безотносительна, т.к. не имеет внутренних отношений, неделима. Ее можно сравнить с монолитом, который лежит в основе всех вещей, фактов, процессов, институций мироздания.
Все бесконечное калейдоскопическое разнообразие, которое мы наблюдаем в нашем суетливом мире- разнообразие форм, вещей, элементов, переходных состояний, подчас вступающих друг с другом в удивительные коллизии, проистекает из условного противоположения относительного начала (производного) безотносительному (исходному).
При этом, как сказано, относительное является производным, вторичным. Производным от дуализма, двойственности, поляризации.
Безотносительное- исходным, изначальным, монистическим, первичным.

«Отталкивание» от Единого можно сравнить с «отталкиванием» от Точки в геометрии. И, возможно, геометрия тут является наиболее удобным «ключом» к разгадке великой закономерности, касающейся Первоосновы.
Точка- не просто элементарная геометрическая сущность, что справедливо замечено.
К замечательным свойствам точки относится то, что через одну точку можно провести бесконечное число прямых линий в любых направлениях в спектре 360 градусов. С другой стороны, внутри точки нет никаких отношений, так как она идеально - элементарна и бесструктурна. В этом смысле потенциал каждой единичной точки универсален.

alt
«Отталкивание» от Точки тождественно противоположению ей другой, второй точки, т.е. рождению дуализма, поляризации, оно же – генерация отношения и жесткой заданности. Через две точки на плоскости реально провести лишь одну единственную прямую линию. Но зато на этой линии становится возможным выделение участков, долей, отрезков, промежутков. Иными словами, дуализм проявляет себя как источник структуры – во первых, и как источник внутренней ограниченности – во вторых.


Однако, как- может быть поинтересуетесь Вы – поляризация и отношение, существующие в Природе «мирятся» и соседствуют с монистическим и безотносительным характером Первоосновы? Каким образом ограниченность и дифференциация, с которыми мы сталкиваемся в реальности, примиряются с идеальной безграничностью в абсолютном монизме?
Для того, чтобы разобраться в этом странном «казусе» потребуется еще один нетрудный мысленный эксперимент.


Представим себе линию (отрезок), которую мы назвали носителем дуалистического принципа. Из чего она состоит? Разумеется, из бесконечного непрерывного ряда точек. Выходит, свойство линии нисколько не «перекрывает» базового универсального потенциала, несомого точками, а только надстраивается над этим потенциалом, в качестве дополнительного или параллельного измерения. Оба измерения сосуществуют друг с другом.

alt

ЕДИНАЯ ПЕРВООСНОВА И КВАНТЫ


Итого получается, что «конструкция» линии, определяемая дуалистической рамкой, со всеми свойствами, фактическими ограничениями и противоречиями, отсюда вытекающими, все-равно вынуждена ссылаться на первичное монистическое начало, лежащее в основании всех геометрических конструкций.
Что касается дуалистического принципа, конституирующего разделение, отношение и измерение, то будучи производным, этот принцип нисколько не ни способен нарушить монистической первоосновы, ни вступить с ней в противоречие, ибо, в отличие от дуалистической производной, генерирующей двойственность, противоречие и конечность, монистическая первооснова принципиально отвергает фактор ограниченности допускаемого.
Подобный расклад приводит к удивительно простой всеобщей систематизации законов и феноменов мироздания, находит объяснение многочисленным парадоксам и коллизиям, которые, будучи открыты в ХХ веке, чрезвычайно «затемнили», усложнили и «запутали» физическую картину мира. Всевозможные субатомные и квантовые парадоксы, включая феномен корпускулярно-волнового дуализма, полиипостасности элементарных частиц, а также «искривление» пространственно-временного континуума находят свое место и логичное объяснение в контексте теории Единой Первоосновы. Дабы, в конечном счете, согласовать эту теорию с современным квантовым учением, осталось только выяснить: какова природа квантов и квантовой постоянной? Теория Единой Первоосновы может дать такое очень простое объяснение:
То что нашему уму представляется как кванты является «ссылками» на Единую Первооснову. С такой формулой успешно корреллирует и представляемая монистическая структура самих квантов. Отсюда же- и знаменитая квантовая постоянная Планка.


Подобно тому как линия ссылается на точку, как элементарную геометрическую составляющую, обладающую потенциалом неограниченного геометрического спектра (выше упомянутые 360 градусов) , наша реальность ссылается на кванты, предстающие ничем иным, как выражением монистического первоначала – неделимой и безотносительной Единой Первоосновы. Такая интерпретация объясняет многие «чудесные» и парадоксальные свойства квантования, включая возможность частиц пребывать в нескольких точках пространства одновременно, корпускулярно-волновой дуализм и другие.
Причина столь необычайных сочетаний, трудно совместимых с обыденной логикой человека и противоречащих законам классической механики кроется в абсолютном характере Единой Первоосновы, возвышающемся над дуализмом противоречия и отношения.
Там где идеальное монистическое (безотносительное) начало переходит в дуалистическое, в момент вступления в зону разделения, возникает волновой эффект. А вместе с ним –и отношение, выражаемое в структурах материи, пространства и времени.

Вы не можете оставлять комментарии