Поделиться:

ЗЕРКАЛО ВСЕЛЕННОЙ И ЕЕ ЗАЗЕРКАЛЬЕ.

МАСТЕРСТВО КОПИРОВАЛЬЩИКА.

Склонность к целенаправленному отражению существующего мира- один из характерных атрибутов Разумной Природы, в явном виде не просматривающийся больше ни у одного живого организма на планете Земля. Когда же homo sapiens захотел стать "зеркалом" мироздания?

Согласно данным современной археологии, пояление первых пластических изваяний ("Палеолитические Венеры" ) относится к 30-35 тысячелетиям до нашей эры. Наскальная живопись в пещере Шове датируется 30 тысячелетием до Н.Э.

Замечательно, что уже в палеолитической живописи мы находим намек на правильные пропорции фигур, объемность, перспективу, реализм цветовой гаммы. Эта немаловажная деталь говорит о том, что уже в те далекие времена человек хотел воспроизводить образы Природы такими, какие они есть на самом деле.

И- замечательная закономерность!- чем более зрелой и изощренной становится культура человечества, тем точнее, подробнее и достовернее становится слепок с реальности, который готово предложить ловкое Искусство.

Но если Разум пытается воспроизводить бытие, и на протяжении многих тысячелетий занимается этим , упорно совершенствуя свой навык, значит в таком воспроизведении есть какая-то великая ценность? Иначе, спрашивается: для чего человеку горы, деревья, облака, животные на плоской картине, если они- нормальные и объемные- существут на планете Земля? Зачем множить бесполезные сущности? В чем значение жалкого, приблизительного, блеклого Слепка, столь ценимого культурой, которая, как говорят некоторы - есть "вторя природа"?

Однако, обычный человек почти никогда не задается вопросом :какую ценность несет несовершенный Слепок? Логика и здравый смысл отказываются отвечать на этот вопрос. Разве есть какая-нибудь практическая польза в портрете, пейзаже, натюрморте?

И тем не менее, люди окружают себя тысячами всевозможных "слепков" и "снимков", ласкающих восприятие и будоражащих воображение. Некая неуловимая надиндивидуальная сила заставляет их усердно создавать, любить и прославлять их.

п р о д о л ж е н и е с л е д у е т...

БОРЬБА ЗА ФАКТ.

Художник и скульптор - субъективные "отражатели" реальности. Любая картина, либо скульптура (исключая только фантастические сюжеты), будь то пейзаж или портрет -это приблизительные отражения форм бытия, произведенные "машиной" человеческого творчества. Но и в вымышленных сюжетах, например, в изваяниях древнегреческих героев, скажем- Геракла или Тезея, в мифологических картинах Пуссена или Рубенса, или даже в упоминавшихся выше "палеолитических венерах", мы неизбежно находим значительную долю реальности. Художник изображает и показывает нам небо,солнце, траву, деревья, человеческие тела, примерно такими, какие они есть на самом деле, либо такими, какими они когда-то были. Он рисует вымышленного персонажа- Геракла, а мы видим фигуру человека, показывает несуществующие города, а мы наблюдаем стандартные формы реальных зданий с реальными окнами, улицы, проспекты, колонны, тополя и т.д. И в этом смысле и художник-фантаст, и скульптор- специалист по мифологической тематике, не являются абсолютными фантазерами, выдумщиками, совсем оторванными от реального мира. Их творчество, все-таки -это отражение действительности, хотя и с поправкой на недействительный сюжет, который чаще всего есть только придуманная комбинация вполне действительных, но на особый манер расставленных, либо намеренно деформированных, фактов и реалий знакомого нам мира.

Фотография, слайд, кинолента- тоже отражения, но уже не субъективные, а объективные. Их делает не человек, а специально настроенная техника. Каким бы прекрасным мастером или даже гением не был художник, специализирующийся на копировании образов окружающего прострнаства, в процессе снятия копий он, все же, не в силах не допустить некоторых искажений или неточностей. Проходя через призму его сознания, эмоций и душевного настроя, а затем- через посредство дрожащей руки, владеющей холстом и кистью с красками, образ вбирает в себя спектр субъективных флуктуаций, всегда позволяющих отличить предмет живописи от простой фотографии. Субъективное отображение рождается долго, требует значительных кропотливых усилий, сосредоточенной внимательности и напряжения со стороны человека, могущего подвергнуться неожиданной смене настроения, волнению или проявлению случайной небрежности, неосторожности в ходе работы. Будучи предельно точным и достоверным, объективное отображение производится автоматически, отлаженной машиной, через нажатие кнопки или ряд иных нехитрых операций.

Впоследствии, в силу действия диалектического закона, сфера производства объективных изображений, фактических снимков, способна приобретать и действительно приобретает, принимает на себя пласт вторичной субъективности, сама трансформируясь в особое самостоятельное искусство.

Первые пробные киноленты братьев Люмьер конца 1890-х годов фиксировали преимущественно подлинные сцены городской жизни.Они были простыми записями картин движущейся, динамичной, изменяющейся обыденной деятельности людей и интересовали публику лишь в плане факта рождения технологической "диковинки" , позволяющей снимать и проецировать на экран "живые фотографии". Очень быстро после этого возникло великое киноискусство, вдохнувшее в кино элемент творчества и творческого сюжетного замысла, воплощаемого в режессуре, актерской игре, операторской изобретательности, театральных и психологических приемах и т.д. То же самое произошло и с фотографией. На смену обыкновенным снимкам первых лет дагерротипии пришло фотоискусство, со своими тонкостями, нюансами, особыми изыскаными эффектами, ретушью, ввернувшее потребность в активной художественной работе и мастерстве художника.

Если мы прокрутим еще один диалектический виток, то увидим, что став специальным искусством, само художественное кино вновь устремилось к реализму.

Первым немым кинокартинам была свойственна излишняя театральность, гипертрофированная наигранность, экзальтированность, эмоциональная напыщенность, неестественность в игре актеров. Кино начала ХХ века больше напоминает театр и сильно отличается от современных фильмов, в которых поведение актеров практически ни на сколько не отклоняется от поведения людей в повседневной жизни. В середине ХХ века сформировалась мода на гиперреализм, стремившийся сделать игру актеров не отличимой от поведения обычных человеков. Театральная шелуха и показная манерность отбрасываются, эффекты психологического усиления пытаются довести впечатление от просмотра до уровня стирания грани между подлинными и экранным миром. Если не в плане сюжетной линии, то уж точно в плане форм киноискусство делается предельно правдивым и объективным.

п р о д о л ж е н и е с л е д у е т.

РАБОТА ФИЛЬТРА.

Чем объективнее изображение, тем более понятно и верно оно соответствует нашему восприятию- это правило, конечно, в целом верно, но верно лишь отчасти.

Иной раз гениальное произведение живописи или литературы, пронизанное субъективизмом автора, воздействует на нашу душу гораздо мощнее, чем самая высокоточная цветная фотография. Гораздо сложнее решить проблему идеального сочетания субъективизма и объективизма. Такое сочетание может проявться лишь в идеальном синтезе.Но в какой форме он может состояться?

Попробуем исследовать этот вопрос на более высоком уровне обобщения, согласно которомсу субъективное и объективное отображение- есть два угла или две точки зрения на единую реальность. Что же их объединяет? Ответ найти нетрудно. Он напрашивается сам собой: информация. Именно она присутствует в обоих началах, и, собственно, является их содержанием. Информация присутствует над объективностью и субъективностью, которые выступают двумя носителями- способами ее реализации. Информация шире образа. Образ, воспринимаемый нашим зрением или слухом (будь то картинное, скульптурное изображение, или музыка) - только носитель, проводник информации. Группа ощущений, ассоциаций, когнитивных оттенков, которые производит образ в нашем мозгу - это лишь способ передачи информации, но не информация в чистом виде. Информация в формах, и в то же время- над любыми формами. Она не принадлежит формам, но использует их. Она-трансформенна и способна менять формы, переходя из одной в другую. Созерцая те или иные формы или их отражения, мы считывем с них ту информацию, которая в них заложена, но не буквально, а пропуская ее через фильтр собственной субъективности, который может быть разным у каждого человека. Этот фильтр также является сложной информационной системой, предназначенной к тому, чтобы улавливать или отсеивать соответствующие спектры информационного потока. Настройки этого фильтра, а следовательно- и пропускаемые им диапазоны, могут меняться с возрастом человека, под давлением тех или иных жизненных обстоятельств, собственной человеческой воли, под влиянием прочих факторов. Каким же образом реализуется усвоение информации в психике субъекта?

У МЕТАФИЗИЧЕСКОГО ПОРОГА.

Выше я сказал, что информационная субстанция поступает в наш мозг в виде такой композиции, как формальный образ.Запечетлеваясь в психической системе , формальный образ конвертируется в цепь взаимно связанных ощущений и ассоциаций, который связываются с этим образом с разной степенью прочности. При этом возникшие ассоциации и ощущения- это уже вторичный продукт внешнего образа, а образ, как сказано- только носитель информации.

Отсюда возникает интересный вопрос: можем ли мы воспринимать и усваивать информацию в собственном, чистом, первичном, концентрированном виде, освобожденную от форменной оболочки, то есть от ее вторичных суррогатов и проводников-посредников?

Ответ: в обычном состоянии мы не способны решит такую задачу, ибо то, что мы собираемся воспринимать- есть "продукт" (впрочем, данное слово может быть некорректным) первоосновной, метафизический.

В обычном состоянии ума и души нам не дано оперировать информацией напрямую, а потому мы нуждаемся в образах, на восприятие которых натроена вся наша природна конституция, даровавшая нам глаза, уши, нервы. Художник, кинооператор или фотограф отражает образ, но передает он именно информацию. Именно поэтому получаемое на плоскости изображение, слепок оказываются такими же понятными, осязаемыми, читаемыми во всех деталях, как будто бы они ничем не отличались от самой реальности. Отражение является суррогатом, подменой (плоский экран не имеет ничего общего с объемной, трехмерной реальностью, в которой бушует ветер, сияют горы, прокатыаются сели, существуют реки, озера, дома, люди и т.д.), но информация поступает к нам в нетронутом виде, с поправкой на вмешательство выше упомянутых фильтров, не взирая на препятствия и преодолевая суррогатность физического проводника.

Несмотря ни на что, она продолжает сохранять, длить свою первозданную действенность и не меркнущую жизненность также и в копиях- и в этом состоит ее фундаментальное отличие от материи. Воспринимаемая нашим мозгом, от настоящей ли реальности, или только от вторичного образа, она продолжает жить в нем спустя время, как если бы отражаемая ею материальная реальность продолжала сохраняться здесь и сейчас в законсервированном виде.

Итак, мы зафиксировали, что обыденное восприятие человека нуждается в формах и образах, через которые информация проникает в наше мышление и сознание. Однако, наличие этого обязательного условия, этой оговорки вчера и сегодня, а также в известной ретроспективе прошлого, еще не означает невозможности его снятия, устранения в будущем. Так называемое "Первоосновное Отображение" (оно же - "чисто-информационное") не только возможно в принципе, но согласно логике эволюции творческих сил Разума и мировой культуры, именно оно должно придти на смену объективному отображению образов.А если еще точнее, его явление будет конечным результатом указанного синтеза двух предыдущих типов отображения -объективного и субъективного. Впрочем, термин "отображение" применим к нему лишь условно. Поскольку "Первоосновная трансакция" является над-образной, или транс-образной, поскольку она не нуждается в опоре на формы и прочие посредники , которые становятся излишними, она, в сущности, оказывается не отображением, а собственно передачей.

Объективное отображение ( фотография, кинолента, фотослайд, видеопленка) нацелено максимально тчно и правильно запечетлевать реальность на плоскости, как то бумага, экранная поверхность, целлулоидная пленка, сводя влияние человеческого фактора на формирование получаемого снимка к минимуму, отрциая шатку приблизительность и нивелируя всякий субъективизм. "Первоосновное Отображение" (или, вернее -передача) обращается опять-таки к фактору субъективизма , но на иной, гораздо более высокой , предельной основе. И именно это обращение , по принципу диалектического парадокса и в соответствуии с универсальным алгоритмом Математики Качеств, является залогом обретения абсолютного, идеального, завершенного , цельного объективизма , находящего себя, разумеется, вне плоскости бумаги или экрана. И этот же объективизм , согласно все тому же парадоксу , контрастирует с совершенным отказом от ограничений, предъявляемых текущей, т.е. привычной нам реальностью. Осталось поинтересоваться: кто же будет субъектом "Первоосновного обмена"? Человек? Общество? Эгрегор Коллективного Разума? Ответ: и субъект, и этнос, и общество, и Эгрегор Коллективного Разума. Можем ли мы представить себе Эгрегор в качестве "всепланетного художника"? Едва ли ум обычного человека способен уместить такую экстравагантную, грандиозную формулу. А все-таки уместить придется, как этот факт, так и тот факт, что творчество "всепланетного художника" также не исключает развития, перехода в новые формы, сверхформы, а также и того , что над самим развитием может быть нечто еще, стоящее вне развития и при этом- сочетаемое с ним.

Но какие картины будет создавать себе "всепланетный художник"- Мировой Эгрегор?

Безусловно, эти "картины" будут создаваться отнюдь не ради пустого развлечения, и даже - не во имя сверх-искусства , которое грядет на смену искусству в нынешнем, человеческом понимании этого термина. Во главу угла будет поставлено служение идеальному, идеалу не в аллегорическом, а в буквальном смысле слова.Такому идеалу, который может быть выражен формулой и облечен понятием. Конечно, словосочетание "всепланетный художник"- упрощение, условность. Эгрегор может распространять свою бурную деятельность далеко за пределы нашей планеты, и даже за пределы Солнечной Системы, и, более того- входить в тнеклассические отношения с самим пространством и временем. Разумеется, не экран, не целлулоид и не бумага будут носителями его творческой экспансии. Разумеется, снимаемое и распространяемое Эгрегором изображение не может ограничиваться плоскостью бумаги или экрана. Собственно, это изображение не может сводиться к одному лишь "изображению", к банальному снимку. Оно-и снимок, и не снимок одновременно. В какой же сфере будет пребывать оно? В той же трехмерной реальности, что и все настоящие вещественные объекты, окружающие нас. Причем, данная трехмерная реальность как бы существует И не существует, т.е. по-сути является не простой реальностью, а странной для нас Сверхреальностью, благополучно сочетающей бытие и небытие. В отличие от образа, картины, она не эфемерна и занимает место, и в то же время- не отнимает его у нашей реальности. Она дуалистична, потому что присутствует и отсутствует, но и в том и в противоположном отношении совершенна и не имеет изъяна.

alt

ЗА МЕТАФИЗИЧЕСКИМ ПОРОГОМ.

В Первоосновном Отображении неизбежно должно присутствовать субъективное начало, о чем сказано выше. Первоосновное Отображение не просто дает новую объективность, а дает объективность на субъективносй "закваске". Аналогично тому, как фотография или видеопленка проецмрует объективную реальность на поверхность материала, Первоосновное Отображение базируется на записи и фиксации витально-субъективных импульсов и интенций Разума. Грубо говоря, оно "фиксирует" саму Жизнь. Картина биоинформации, генерируемой психикой, отражается в нем так же, как цветовая гама- в фотографии или в кино. Обычная картина дает опосредованный субъективизм, заключенный в образе, который еще нуждается в прочтении и в рецепиенте, могущем его прочесть. Первоосновное Отображение передает непосредственно субъекта таким какой он есть, его внутренний мир, сознание, психическую симфонию, и эта удивительная передача не требует каких-либо промежуточных посредников между субъектами, как то: холст, пленка, картон, бумага. Она осуществляется напрямую и подобна восприятию естественными сенсорами, например, глазами или ушами.

alt

Но и противоположение субъективного и объективного не будет вечным. Объективный механизм Природы с ее законами, и субъективное творчество Разума, стремящегося к наращиванию зоны обладания, в конце концов воссоединятся, и, расстворившись друг в друге, родят Третье Начало- Сверхсубъективное. Сколько стадий в материальном развитии придется пройти живой мыслящей природе, прежде, чем это произойдет-другой вопрос, который следует рассматривать не в рамках этого обзора, посвященного фазам отражения бытия. Следует, однако, сказать, что рассматриваемые три начала - объективное, субъективное и Сверхсубъективное не только сменяют друг друга хронологически, не только следует одно за другим, но сосуществуют друг с другом. В финале исследуемого развития, сосуществование достигает Идеальной Формы, в рамках которой разделение и существует, и не существует.

Вы не можете оставлять комментарии